Как живется беженцам из Украины в пунктах временного размещения

Как живется беженцам из Украины в пунктах временного размещения

За последний месяц на глаза попалось несколько статей о том, как живется беженцам в пунктах временного размещения. В одной статье писали, что беженцы взбунтовались из-за плохого питания, в другой о том, что беженцев выселяют из ПВР (пункта временного размещения) в «никуда». Попытки найти побольше информации в социальных сетях и на тематических форумах не увенчались успехом, но жизнь сложилась так, что довелось лично посетить один из таких пунктов временного размещения, расположенный в городе Бор Нижегородской области.

Если вы следите за темой беженцев в новостях, то знаете, что беженцы из Украины начали получать официальный статус беженца или временное убежище на территории России еще в марте 2014 года, то есть сразу же после первых кровавых событий в Киеве на Майдане. Летом 2014-го некоторые области РФ перестали принимать беженцев. На момент написания этого текста закончились квоты в Москве и Московской области, в Крыму, Краснодарском крае. Беженцев, прибывающих в Ростовскую и Воронежскую область, стараются переправлять в другие регионы. Нижегородская область – одна из тех, где квоты на прием беженцев не исчерпаны, а кроме того, действует ещё и государственная программа переселения соотечественников, принять участие в которой для беженцев из Украины стало проще благодаря недавним изменениям в законодательстве. Город Бор – это город-спутник Нижнего Новгорода. Многие жители Бора работают в Нижнем. Города соединяет мост, канатная дорога, паромная переправа. В Бору, согласно информации на официальном сайте государственных и муниципальных услуг, находится два ПВР. Вот как раз в одном из них, расположенных по адресу Бор, ул. Интернациональная, д.321, гостиница «Hostel – Бор», нам и довелось побывать.

Что такое ПВР

ПВР – пункты временного размещения – это места, приспособленные для временного содержания беженцев. Например, в Крыму из-за массового наплыва украинских беженцев вначале ПВР создавались в базах отдыха, пансионатах, а затем – в палаточных лагерях, рассчитанных на несколько сотен человек. В пунктах временного размещения людей содержат полностью за счет принимающего государства, обеспечивают самыми необходимыми условиями для жизни, в том числе кормят. Из государственного бюджета на содержание каждого беженца в ПВР выделяется 800 рублей в день.

Беженцам в ПВР дают не просто возможность как-то существовать, но и помогают сориентироваться, заново устроить свою жизнь. Этим занимаются работники ФМС, социальные работники, служба занятости, городская администрация.

Пункт временного размещения беженцев в городе Бор

Как же содержат беженцев на 800 рублей в сутки в пункте временного размещения города Бор, а именно в гостинице «Hostel – Бор»?

Как следует ожидать из названия, хостел – это гостиница с достаточно спартанскими условиями. Какие обычно условия жизни в хостеле? Стандартное место в хостеле – это кровать в номере на несколько человек, возможность принять душ, привести в порядок одежду, то есть самостоятельно постирать и погладить, а также возможность пользоваться общей кухней.

Какие именно условия жизни беженцев в гостинице «Hostel – Бор»?

Беженцы из Украины размещены здесь на четвёртом этаже. Поднимаемся по внутренней лестнице и видим перед собой массивную металлическую дверь с доводчиком.

Как живется беженцам из Украины в пунктах временного размещения

Поднимаемся по лестнице и видим перед собой массивную металлическую дверь с доводчиком.

Входим, и эта дверь плотно закрывается за нами.

Как живется беженцам из Украины в пунктах временного размещения

Входим, и эта дверь плотно закрывается за нами.

Попадаем в коридор, по обе стороны которого – двери в комнаты. На каждой двери висит предупреждающее объявление о том, что каждый вечер в 22 часа проводится осмотр комнаты, если жильца не окажется на месте, и он не предупредит заранее администрацию о своём возможном отсутствии, то его регистрация будет аннулирована.

Попадаем в коридор, по обе стороны которого – двери в комнаты.

Попадаем в коридор, по обе стороны которого – двери в комнаты.

В одной комнате живёт 8 человек, в другой – 16. В основном здесь семьи с детьми, есть семейные пары.

Комната, в которой живут восемь беженцев, совсем небольшая. Двухэтажные хлипкие кровати, которые шатаются и скрипят, составлены впритык по периметру. На четыре кровати – одна лесенка. Еще в комнате есть стул, тумбочка, этажерка для обуви и даже телевизор на собственной тумбе, вешалка.

Комната, в которой живут восемь беженцев

Комната, в которой живут восемь беженцев

Кровати заслуживают отдельного описания. Сделаны из явно слишком мягкого металла, сетки-решетки местами отрываются. Тонкие матрасы больше похоже на одеяла. По словам жильцов, после сна на такой кровати болит все тело. Не говоря уж о том, что длина такой кровати не рассчитана даже на средний рост человека, поэтому взрослым приходится спать, поджав колени. Постельное белье – очень тонкое и полностью синтетическое, всё в зацепках. Те, кто захватил свои простыни, пользуются ими. Говорят, что уже через несколько дней сна на синтетике начинает зудеть и покрываться пятнами все тело.

Кровати заслуживают отдельного описания. Сделаны из явно слишком мягкого металла, сетки-решетки местами отрываются.

Кровати заслуживают отдельного описания. Сделаны из явно слишком мягкого металла, сетки-решетки местами отрываются.

Длина такой кровати не рассчитана даже на средний рост человека, поэтому взрослым приходится спать, поджав колени.

Длина такой кровати не рассчитана даже на средний рост человека, поэтому взрослым приходится спать, поджав колени.

Постельное белье – очень тонкое и полностью синтетическое, всё в зацепках.

Постельное белье – очень тонкое и полностью синтетическое, всё в зацепках.

. Двухэтажные хлипкие кровати, которые шатаются и скрипят, составлены впритык по периметру.

. Двухэтажные хлипкие кровати, которые шатаются и скрипят, составлены впритык по периметру.

Двухэтажные хлипкие кровати, которые шатаются и скрипят, составлены впритык по периметру.

Двухэтажные хлипкие кровати, которые шатаются и скрипят, составлены впритык по периметру.

Сумки с вещами стоят под кроватями. Ни шкафов, ничего похожего на них в комнатах нет. Погладить одежду тоже негде. Комнаты почти не закрывают, ведь ключ – один на всех.

Еще в комнате есть стул

Еще в комнате есть стул

Вентиляции практически нет. В коридорах нет окон, дверь на этаж закрывается плотно, поэтому проветривать в комнатах можно единственным способом – открывая окно. Площадь комнаты, в которой размещены 8 человек, около 12 квадратных метров. Так как одна из двухэтажных кроватей стоит у окна, проветривать можно только тогда, когда на ней никого нет. А значит, ночь беженцы проводят почти без сна, в духоте. Засыпают только от сильной усталости, просыпаются каждый раз, как только кто-то начинает ворочаться во сне.

Кто-то из беженцев уже смог устроиться на работу, конечно же, далеко не самую лёгкую и безвредную. Но, несмотря на то, что дни проходят нелегко, а некоторым нужно вставать на работу в 5 утра, ложатся все за полночь.

По словам беженцев, всем прибывшим – и детям, и взрослым, первым делом делают прививки: от гепатита, кори и туберкулеза, невзирая на то, были ли люди привиты раньше или нет.
Окон в коридорах нет, все пространство занято комнатами.

Кухней беженцам пользоваться запретили. Вроде как завелись мыши, поэтому нельзя. На кухне был кран с фильтрованной водой, и, так как беженцев лишили доступа в кухню, в общем коридоре поставили два бутыля с привозной водой. На том же этаже, где размещены беженцы, администрация сдает комнаты и всем желающим. Им, в отличие от беженцев, пользоваться кухней не запрещают, несмотря на «мышей» и «антисанитарные условия». Впрочем, может быть, в хостеле действительно есть мыши, так как условия действительно антисанитарные.

В общем коридоре поставили два бутыля с привозной водой

В общем коридоре поставили два бутыля с привозной водой

Уборщица моет полы в комнатах той же вонючей тряпкой, которой убирает туалеты. Поэтому беженцы сами моют полы у себя в комнатах. Как они ухитряются это делать – отдельный разговор.

На лестничной площадке, где, кстати, располагается единственное на этаже окно, стоит старая тумбочка, в которой валяются старые туфли, толстая порванная книга и грязное женское белье.

На лестничной площадке стоит старая тумбочка, в которой валяются старые туфли, толстая порванная книга и грязное женское белье

На лестничной площадке стоит старая тумбочка, в которой валяются старые туфли, толстая порванная книга и грязное женское белье

На лестничной площадке стоит старая тумбочка, в которой валяются старые туфли, толстая порванная книга и грязное женское белье

На лестничной площадке стоит старая тумбочка, в которой валяются старые туфли, толстая порванная книга и грязное женское белье

В туалетах иногда не бывает воды. Мыла нет. Мусор из туалетов тоже убирают нечасто.

Мусор из туалетов тоже убирают нечасто.

Мусор из туалетов тоже убирают нечасто.

Всего на этаж 4 туалета – 2 мужских и 2 женских. Душевая, в которой 5 кабинок (одна — закрыта из-за неисправности) и 5 раковин для умывания.

Всего на этаж 4 туалета – 2 мужских и 2 женских.

Всего на этаж 4 туалета – 2 мужских и 2 женских.

Душевая, в которой 5 кабинок и 5 раковин для умывания.

Душевая, в которой 5 кабинок и 5 раковин для умывания.

Сушилка для рук не работает. Здесь же стоит единственный тазик, в котором беженцам разрешено стирать. Правда, сушить постиранное негде, кроме как на спинках кроватей.

Здесь же стоит единственный тазик, в котором беженцам разрешено стирать

Здесь же стоит единственный тазик, в котором беженцам разрешено стирать

Из-за того, что кроме беженцев на этаже много и других постояльцев, в туалеты очередь. В душевой – электрические бойлеры, но горячей воды хватает не на всех. Беженцы, несмотря на запрет, набирают воду в тазик и уносят в комнату, чтобы хоть как-то обтереть тела после дня в очередях и на работе.

Ни мыла, ни каких-либо других средств гигиены, ни стирального порошка беженцам не дают. Максимум, что выделено – это туалетная бумага.

В те самые 800 рублей, ежесуточно выделяемые на содержание каждого беженца, входят и расходы на питание. По словам беженцев, кормят их в основном кашами: на завтрак, который в 8 утра – манная каша, почти всегда пересоленная. Завтрак достается далеко не всем, потому как работающие в это время уже должны быть на работе, а остальным нужно заранее занять очереди либо в поликлинике, либо в УФМС, либо еще куда. Ведь за тот месяц, который отводится беженцам на «бесплатное» пребывание в хостеле, они должны полностью легализоваться, устроиться на работу и найти жильё.

Что дают на обед, узнать не удалось, а вот на ужин, как говорят, обычно дают какую-нибудь кашу, иногда с куриной ножкой, еще компот, хлеб и пирожок. Порции очень маленькие. Овощей и фруктов не бывает вообще. Дети беженцев очень часто болеют, и из-за отсутствия нормального питания в том числе.

Если посчитать, то выходит, что на семью из 3-х человек в месяц государство выделяет в среднем 73 000 рублей. На эту сумму вполне можно и жильё снять, и питаться нормально. К примеру, аренда одно- и двухкомнатных квартир в Нижнем Новгороде обходится в месяц от 10000 до 17000 рублей, с коммунальными будет около 20000 максимум, то есть в день на семью это 658 рублей. Если бы семьи беженцев снимали квартиры, то у них на питание и необходимые расходы оставалось бы 53000 рублей в месяц.

Бытует ошибочное мнение, что те самые пресловутые 800 рублей государство даёт беженцам лично в руки. Приведенный выше расчёт показал, что, будь это так, беженцам действительно жилось бы относительно неплохо. Но из выделяемых денег на проживание и питание беженцев фактически тратится гораздо меньше. Ведь размещает их ФМС в хостелах и пансионатах по коммерческим ценам, в которые заложена еще и прибыль учреждения, а не только прямые расходы.

Конечно, после сидения в подвалах, жизнью под обстрелами беженцы должны быть рады и такому приёму. Но что становится с человеком, вынужденным жить в нечеловеческих условиях? Неудивительно, что многие возвращаются обратно. Трудно устроиться на работу, если нет необходимых документов. Для официального трудоустройства иностранному гражданину нужно получить патент или разрешение на работу. Оформление патента, как и разрешения, стоит денег. Кроме того, за патент ежемесячно нужно платить что-то вроде налога. Размер платы зависит от региона. Срок оформления занимает минимум 3 недели, обычно месяц-полтора. Суммарная стоимость получения всех необходимых справок, нотариальных заверений, уплаты госпошлины составляет около 25000-30000 рублей. Наличие свидетельства беженца или временное убежище даёт право работать без получения специального разрешения. Поэтому для многих беженцев ПВР – единственная возможность получить документы и устроиться на работу.

По рассказам, бывают пункты временного размещения, в которых условия жизни совсем другие. Например, на семью выделяют отдельный номер с санузлом. В ПВР можно жить не месяц, а гораздо больше, пока беженцы не решат перебраться на постоянное место.

Судя по всему, государство и не стремиться создавать беженцам комфортные условия проживания в ПВР. Ведь чем хуже будут условия, тем быстрее люди захотят покинуть ПВР. А куда они уедут – обратно ли, в условия войны, или смогут-таки найти работу и жильё, очевидно, не очень важно. То, что люди, которые и так морально подавлены происходящим у них дома и тем, что они вынуждены были бросить всё, начать жизнь заново, то, что они растеряны, не волнует никого. Возникает устойчивое ощущение, что беженцев специально ставят в жёсткие условия выживания. А те самые 800 рублей заодно успешно делят между собой государственные и коммерческие структуры, участвующие в процессе «адаптации» беженцев.

Этот текст не был написан сгоряча. Приведены только факты и собственные выводы. Прошло уже 3 дня, эмоции поутихли. Сами беженцы не очень охотно делятся наболевшим. Они уже поняли, что их проблемы и трудности никого не волнуют и рассчитывать они могут только на себя. Самые разговорчивые, конечно, дети. Они встречают, спрашивают, откуда приехали, рассказывают, где жили и почему уехали. И задают вопросы, на которые трудно отвечать. Кого-то из них родители смогли устроить в детский сад, где питание получше, чем в хостеле, где есть возможность поиграть, погулять на улице. Кого-то из них устроят в школу-интернат, и он будет видеть родных только по выходным. А кто-то через время вместе с родителями, так и не сумевшими «хорошо устроиться на 800 рублей в день», вернётся туда, откуда приехал.



Комментарии

Комментариев нет! Вы можете первым прокомментировать эту запись!

Написать комментарий

Ваши данные будут в безопасности! Ваш электронный адрес не будет опубликован. Другие данные также не будут переданы третьим лицам. Поля, обязательные для заполнения, отмечены так: *

*